Новости проекта
Конкурс продлен! Принимайте участие!
Поздравляем с Днем учителя!
Отвечаем на ваши вопросы!
Домашнее задание на контроле!

Безопасный интернет

Дата: 28 июля 2017 в 15:48, Обновлено 10 октября в 15:15

Интернет-безопасность детей: что надо знать учителям

Д.А.Богданова,

старший научный сотрудник лаборатории проблем информатизации образования РАН, кандидат педагогических наук

Если в наши дни вдруг будет объявле­но, что ДНК современного молодого че­ловека состоит не из хромосом, а из айпи-адресов, никто не удивится подобной шутке. Окружающая нас и наших детей действительность существенно измени­лась. Интернет активно вошёл в жизнь даже старшего поколения, а дети давно живут «в расширенной реальности». Сей­час неправильно говорить «в реальной жизни», имея в виду офлайн. Facebook — это тоже реальная жизнь [1]. Изменился Интернет; он стал доступен везде, где есть мобильная связь.

К сожалению, наша школа изменилась мало. И на протяжении уже довольно дол­гого времени специалисты, работающие в области образования, ведут дискуссии о том, чему следует учить детей. Очевид­но, что нынешняя школа по существую­щим программам и методикам отстаёт от веяний времени. По мнению специалис­тов, в цифровую эпоху совершенно необ­ходимы будут особые когнитивные уме­ния, позволяющие успешно взаимодей­ствовать с информацией в режиме реаль­ного времени. А люди, которые будут об­ладать умениями находить информацию, а также анализировать, структурировать и классифицировать её, бесспорно, будут иметь социальное, культурное и экономи­ческое преимущество [2].

Одним из существенных когнитивных навыков специалисты считают оценку надёжности информации с учётом фак­тора времени, контекста и личной интерпретации. Это именно тот навык, кото­рый должен формироваться с начальной школы, и его значимость особенно возра­стает с того момента, когда дети начина­ют свою жизнь в Интернете. Он напря­мую связан, особенно в школьном возра­сте, с медиаграмотностью и интернет-без­опасностью. Кибербезопасность, е-безопасность, безопасный Интернет, безопас­ность онлайн — вот перечень терминов, обозначающих в разных странах пробле­му, возникшую в последнее десятилетие в связи с работой детей в Интернете. Эта проблема сейчас актуальна, как никогда. В ситуации, когда Интернет был привя­зан к компьютеру, находящемуся в опре­делённом месте, решение проблемы без­опасности представлялось более очевид­ным.

Два года назад специалисты советова­ли родителям держать компьютер, которым пользуется ребёнок, в общей комна­те — для того, чтобы иметь возможность контролировать, какие сайты он посеща­ет, с кем общается в Сети. С появлением мобильных возможностей решение про­блемы контроля усложнилось: стало оче­видно, что меры только запретительного или ограничительного характера переста­ют быть эффективными. Считалось, что установки конкретных фильтров в шко­лах и на домашних компьютерах будет достаточно для регулирования доступа детей к ненадлежащей информации [3]. А сейчас ребёнок может, используя свой мобильный телефон, выходить в Сеть из любого места, не обязательно из дома или из школы. И если раньше активная роль по обеспечению безопасного пребывания ребёнка в Интернете отводилась только взрослым, то в новых условиях становит­ся очевидной необходимость воспитания у детей навыков надлежащего ответствен­ного использования технологий во всех аспектах повседневной жизни и деятель­ности.

В связи с этим тема «цифрового граж­данства» становится всё более актуальной. Цифровое гражданство представля­ет собой концепцию, позволяющую учи­телям и специалистам в области инфор­мационных технологий понимать, что нужно знать учащимся, чтобы пользо­ваться технологиями надлежащим обра­зом. Это способ подготовки учащихся к жизни в обществе, насыщенном техно­логиями. Цифровое гражданство сродни гражданству в реальной жизни: включа­ет много обязанностей и даёт много пре­имуществ. Но особенным его делает тот факт, что оно гарантирует гораздо боль­шее число соотечественников: порядка трёх миллиардов человек. Цифровое гражданство ~ это знание правил над­лежащего ответственного использования технологий во всех аспектах повседнев­ной жизни и деятельности. Это не про­сто знание онлайновых опасностей и умение их избегать. Это и участие в се­тевых сообществах, и умение использо­вать Интернет с позиций здравого смыс­ла, творчески расширяя свой мир, не на­нося при этом ущерба любого рода дру­гим пользователям и вдохновляя их де­лать то же самое.

В России пока что нет государствен­ной программы по формированию у детей навыков безопасного поведения в Интернете. В сентябре 2012 года вступил в действие Закон «О защите детей от ин­формации, причиняющей вред их здоро­вью и развитию». В начале февраля ны­нешнего года вступил в действие Закон о досудебной блокировке сайтов с при­зывами к экстремизму и массовым бес­порядкам. Но отсутствуют саморегулиру­ющие соглашения между контент-про­вайдерами об основных принципах без­опасной работы в социальных сетях, зна­чительным образом способствующих обеспечению безопасности пользовате­лей младшего возраста, зарегистрирован­ных в Сети. Подобные соглашения су­ществуют, например, в Евросоюзе [4]. У нас пока что обучение детей правилам безопасного поведения — результат де­ятельности отдельных единичных струк­тур, а также энтузиастов, разместивших на своих сайтах описание основных уг­роз и правил безопасности. Так, напри­мер, ведут работы в этом направлении Академия Касперского, компания «Май­крософт», Институт открытого образо­вания.

Значительная роль в текущей ситуации принадлежит вовлечённости педагогов и родителей в использование Интернета детьми. Существующий так называемый технологический разрыв между поколе­ниями усложняет участие родителей в занятиях детей. Дети — гораздо более про­двинутые пользователи сетевых техноло­гий, чем их родители, зачастую просто по той причине, что могут проводить в Ин­тернете гораздо больше времени и гораздо активнее обмениваются информацией друг с другом. Необходимо вырабатывать у детей правила сознательного и ответ­ственного поведения онлайн. Сложивша­яся ситуация ставит на повестку дня не­обходимость обучения основам интернет-безопасности будущих учителей началь­ной и средней школы. А в настоящее вре­мя существует острая необходимость обу­чения работающих учителей в рамках по­вышения квалификации. Также необхо­димо обучение и руководства школы, и родителей.

Рассмотрим, что было бы полезно знать учителям на сегодняшний день по теме интернет-безопасности. Определённое внимание в публикациях уже было уде­лено описанию и классификации интер­нет-рисков как базовым знаниям в этом вопросе. Однако в связи с непрерывным развитием технологий происходят изме­нения в окружающем нас мире, предла­гаются новые сервисы, возникают новые тенденции. Необходимо исследовать воз­никающие новинки с позиций возмож­ных угроз для детей, а также быть в курсе мировых тенденций в этом вопросе. И этот факт не следует забывать при фор­мировании обучающих программ для учи­телей, они должны постоянно дополнять­ся и обновляться.

Классификация рисков будет пред­ставлена не очень подробно, а основное внимание будет уделено анализу отдель­ных сервисов, сетей и иных инструментов общения, а также существующим в настоящее время тенденциям в этом воп­росе.

Начнём с классификации интернет-рисков. Существующая классификация, известная как три «Си» (content, contact, conduct), была разработана специалиста­ми из Лондонской школы экономики [5]. Она представляет собой двухмерную мо­дель, учитывающую участие (или роль) ребёнка и содержание самого риска.

Структура достаточно полно охватывает существующие разновидности рисков и составляет хороший тандем вместе с тра­диционной классификацией по содержа­тельной компоненте [6].

В соответствии с приведённой класси­фикацией роль или позиция ребёнка в рисках меняется. Очевидно, что ребёнок школьного возраста в большинстве слу­чаев становится жертвой или собствен­ного заблуждения, или обмана. Таким об­разом, возникающие ситуации угроз, в ко­торые вовлекается ребёнок, попадают пре­имущественно под контентные (1.2—1.4) и контактные (2.2—2.4) риски. В ситуации поведенческих рисков в силу собственной активной роли ребёнок из жертвы пере­ходит в разряд активных действующих лиц и применительно к этой группе чаще все­го проявляет себя в отдельных действиях, связанных с нарушением закона (3.2), и в других действиях (3.3—3.4). Для примене­ния в практической работе классифика­ция рисков по их содержанию даёт более крупные блоки, более удобна, и именно в соответствии с классификацией риски будут рассмотрены далее.

Классификация рисков, предложенная Лондонской школой экономики

№ п/п

Риски

Коммерческие

Агрессивные

Сексуальные

Оказываемое воздействие

1

Контентные

(ребёнок

является

пассивным

получателем)

Реклама, спам

Информация, связанная с насилием или проявлениями ненависти

Порнография или иной нежелательный контент

Предупреждение, расизм, вводящая в заблуждение информация

2

Контактные или

коммуникацион­ные (ребёнок выступает как участник)

Харвестинг

(сбор личных

данных),

преследование,

персональные

данные,

спонсорство

Подвергается буллингу или преследованиям

Встречается с

незнакомцами,

становится

объектом

ухаживания

Причинение вреда себе, сектантство, анорексия. Нежелательные убеждения, интернет-зависимость

3

Поведенческие (ребёнок проявляет себя как активное действующее лицо)

Нелегальное

скачивание,

азартные игры,

терроризм,

финансовые

махинации

Буллинг или домогательства по отношению к другому

Создание и размещение неподобающего материала

Предоставление

неверной

информации

Ненадлежащее содержание (1.2-1.4)

Далеко не все материалы, размещае­мые в Интернете, должны быть доступ­ны для детей и молодёжи. Существуют сайты, пропагандирующие самоубийство, анорексию, сектантство. В силу возраста и недостатка жизненного опыта дети не в состоянии реалистично оценить все риски, связанные с содержимым материалов, размещённых на подобных сай­тах. Нередко сайт, созданный первона­чально с невинными целями, привлека­ет внимание пользователей с отклоне­ниями психики — педофилов, эксгиби­ционистов — и начинает использоваться в целях, отличных от первоначальных [7].

Травля, запугивание (bullying) (2.3, 3.3)

Травля в детских коллективах существо­вала и раньше, но сейчас она приобрела изощрённые формы. Существует и скорб­ный список жертв кибертравли — детей, покончивших жизнь самоубийством в ре­зультате буллинга. На фоне бурного раз­вития секстинга (обмена посланиями сексуального характера) возник новый тер­мин — slut shaming, который на русский язык перевести непросто. Порочащая де­вушку фотография или видео сексуального характера размещается в Сети или рассы­лается среди общих знакомых. По своей сути это новый вид травли, использующий секстинг. Три фактора являются причи­ной столь широко распространённого в последнее время сексуального поведения подростков. Первый — это гиперсексуализация средств массовой информации, включая рекламу, второй — лёгкий доступ к порнографии, что особенно привлекает мальчиков 10—13 лет, и третий — мобиль­ные телефоны, позволяющие очень про­сто делать фотографии с возможностью размещения в Интернете. Дети становят­ся порнографами, не имея понятия о люб­ви и уважении в сексе.

В Великобритании начали борьбу с этой эпидемией. В конце марта текущего года британским школам был разослан документ, инициированный и разработан­ный Национальным обществом защиты детей от грубого обращения (NSPCC),

Национальной ассоциацией директоров школ (NAH) и целым рядом других орга­низаций. Документ даёт право учителю конфисковать, просматривать содержимое телефона ученика, заподозренного в рас­пространении посланий сексуального характера. В случае обнаружения ненад­лежащих материалов учитель обязан со­общить в полицию, руководству школы и родителям ученика.

Безопасность личной  информации

(2.2-2.4)

И педагоги, и дети, и родители должны знать о том, насколько бывает опасным размещение в Интернете персональных данных. Это могут быть не только имя и фамилия, но и другая информация, о чём будет сказано дальше. Автор проанализи­ровал значительное количество сайтов российских школ с позиций соответствия российским законам «Об образовании» и «О персональных данных». Обнаружилось, что школы на своих сайтах, помимо рек­ламы, не задумываясь, размещают в откры­том доступе фотографии, списки классов, списки родителей. Очевидно, что разработ­ка школьного сайта — один из первых шагов развития информационной среды образовательного учреждения.

Однако созданная среда не должна содержать угрозы для безопасности ребёнка [8].

Заигрывание (grooming) (2.4)

Общаясь, дети заводят новые знаком­ства, принимая на веру, без критики, всю информацию, которую сообщает о себе новый «друг». Среда общения в этих се­тях совершенно разнородная, а под про­звищами и аватарами могут скрываться люди не обязательно одного возраста или общего круга интересов. Дети должны знать, что никогда не следует идти на встречу с новым интернет-«другом» од­ному, не проинформировав об этом ни­кого из взрослых. А опросы показывают, что подростки не считают новых онлай­новых друзей потенциально опасными, и 12% встречались оффлайн с теми, с кем они познакомились онлайн. 21,5% подростков размещают в сетях собственные фотографии, не считая, что это опасно. И число таких поступков растёт экспонен­циально с развитием социальных сетей. А 73,5% родителей полагают, что их дети знают, как грамотно вести себя в Сети [9].

Нарушение авторских прав (3.2)

Нелегальное скачивание фильмов, му­зыки, текстов, фотографий — повсемест­ная, не только российская проблема. При этом нередко используются технологии Р2Р (peer-to-peer), когда компьютеры свя­зываются напрямую, что к тому же повы­шает и возможность заражения компью­тера, создаёт предпосылки для исполь­зования программ-шпионов [10].

Интернет-зависимость (2.5)

Часто негативно отражается на успе­хах в учёбе, а иногда и на социальном поведении учащихся.

Безопасность  компьютеров

В школе должны существовать прави­ла работы за компьютером, обязательные как для сотрудников, так и для учащихся. А дома родителям необходимо научить детей правилам безопасного серфинга в Интернете и применению их для личных устройств — компьютеров, телефонов.

В последние годы специалисты заго­ворили о том, что обучение детей программированию с раннего возраста по­может проще научить их пониманию структуры Интернета, что будет способ­ствовать повышению уровня медиаграмотности и знаний детей в вопросах ин­тернет-безопасности. Одним из пионеров этого движения стала Эстония. К началу 2013/2014 учебного года для работы с детьми по этому новому направлению прошли обучение около 60 учителей на­чальной школы. Сначала в соответствии с решением Министерства образования и науки Эстонии дети будут осваивать основы программирования в среде, кото­рая называется Tiger Leap, разработанной одноимённым фондом, как часть обыч­ной школьной программы. После этого они могут продолжить занятия в клубах программирования. Tiger Leap пока что не имеет договорённостей о расширении пилотного проекта до уровня обязатель­ной государственной учебной програм­мы, однако очевидно, что это — первый серьёзный шаг в направлении медиаграмотности и интернет-безопасности [11]. Великобритания объявила в конце про­шлого года о новом экзамене CGSE для выпускников школ по программирова­нию.

Если же специалисты не пришли к решению о необходимости всеобщего обучения программированию, то что над­лежит знать учителям, чтобы учить детей?

Учителям следует знать правила гра­мотного пользовательского поведения в сетях и сервисах и рассказывать о них де­тям. Нельзя не сказать о наметившейся в последнее время тенденции перехода подростков с Facebook на мобильные приложения [12]. В ноябре 2013 года Facebook объявил о снижении количества ежедневных посетителей, особенно из числа молодёжи. Фактически молодые люди всё ещё являются пользователями Сети, но значительно снизили интенсив­ность пользования, Произошедшее — зна­ковое заявление, поскольку эта демогра­фическая группа отражает наступающие изменения. Известно, что Facebook поте­рял значительное количество своих под­писчиков после разоблачений Сноудена, а в последнее время подростки и моло­дёжь переключаются на использование мобильных приложений, таких как WhatsApp, или на национальные аналоги, популярные в их стране, что, с точки зре­ния специалистов, снижает детские рис­ки, связанные с социальными сетями.

Теперь, продолжая использовать Facebook как средство общения, моло­дёжь постепенно переносит основное на­правление своего интереса на мобиль­ные телефоны. WhatsApp — самое попу­лярное мобильное приложение в Великобритании и, по данным Mobile Marketing Magazine [13], имеет порядка 350 миллионов активных пользователей по всему миру. Это делает его самым популярным среди пользователей при­ложением для обмена сообщениями. Оно даже более популярно, чем Twitter, ко­торый насчитывает порядка 218 миллионов. По данным компании Tyntec [14], порядка 90% населения Бразилии, три четверти российских пользователей, по­ловина британцев используют приложе­ния. WhatsApp установлено на более чем 85% всех смартфонов в Испании. И по­давляющее большинство пользователей этих приложений составляют люди мо­ложе 25 лет.

Новые сервисы, подобные WhatsApp, обладают неоспоримыми преимущества­ми конфиденциальности и отсутствием навязываемой рекламы. Аналитическая служба mobile Youth [15] считает, что по этой же причине около 80% подростков и молодых людей используют мобильные смс-сервисы, чтобы договориться о встре­че. Другим существенным фактором, ока­зывающим влияние, является растущая популярность «селфи» и «луков»: фото­графий себя самого, нередко смешных, снятых на мобильный телефон с рассто­яния вытянутой руки или фотографий в полный рост. По данным mobile Youth, практически половину фотографий, по­ступающих в Instagram от британских пользователей возраста от 14—21 года, со­ставляют селфи. Отправка таких фотогра­фий через мобильные сервисы гораздо безопаснее «вещания» на Facebook, осо­бенно с учётом того фактора, что их не увидит ни начальник, ни десятки «дру­зей», о которых и думать забыл. Селфи ещё более популярны на Snapchat, сер­висе, через несколько секунд удаляющем фотографию после того, как она была просмотрена. Об этом сервисе подробнее будет сказано далее.

Помимо конфиденциальности, ещё одной из причин, по которым молодёжь начинает больше тяготеть к мобильным приложениям, является тот факт, что это не просто обмен сообщениями, Перечень предлагаемых услуг включает, помимо смс-сервисов, игры, стикеры и возмож­ность обмена музыкой. Это пока что ви­димая тенденция, но никто не берётся предсказать дальнейшую судьбу этих сер­висов. На настоящий момент известно только, что WhatsApp отвергла предло­жение Facebook купить компанию за 3 миллиарда долларов.

Рассмотрим теперь некоторые приёмы и правила работы в социальных сетях и мобильных сервисах, которые могут по­мочь минимизировать перечисленные выше риски и быть полезными как де­тям, так и учителям. Именно с этих позиций рассмотрим Facebook, Flickr, Instagram и другие.

Facebook

Собираясь выйти из Сети, можно дез­активировать свой аккаунт. Дезактивация аккаунта не удаляет его. Подключившись обратно, пользователь сможет его реак­тивировать и восстановить все связи со своими друзьями. Когда же он не в Сети, никто не может оставить записи на сте­не, или отправить частное сообщение, или просматривать содержимое. Во время пре­бывания пользователя в Сети посетите­ли могут это сделать, но он сможет сразу же удалить всё то, что ему не понравится. Подобная практика называется super logoff. Пользователь не пытается таким об­разом избавиться от своих данных или обидеть своих друзей. Он просто мини­мизирует риск во время своего отсутствия. Гораздо проще дезактивировать аккаунт, чем каждый день менять личные настрой­ки. Найти пользователя невозможно, если он в этот момент не в Сети. Он невидим, если только не подключился. А когда он в Сети, его друзья знают об этом. Это — стратегия минимизации возможных рис­ков и защиты в случае посещения акка­унта нежелательными посетителями. Та­ким образом, пользователь использует преимущества, которые даёт Facebook, и минимизирует риски во время своего от­сутствия.

Другой способ существования — уда­ление всех посланий, всех записей и «лайков» вскоре после их появления. Таким образом, записи обновляются по мере их появления, старые удаляются. После про­чтения всех комментариев они также удаляются. На несколько дней оставляются лайки, а затем и они удаляются. Люди очень любопытны, и, если хранить архи­вы, то можно попасть в неприятную си­туацию только из-за того, что было на­писано давно и о чём уже забыто. Если это важно, то оно сохраняется, всё уста­ревшее удаляется. И такая тактика не ста­вит задачей уберечь себя от внимания взрослых. Она помогает свести на «нет» риск быть неправильно понятым друзья­ми, что впоследствии неизбежно приве­дёт к выяснению отношений. Причём пользователь, о котором идёт речь, отправ­ляет около 120 посланий в день. И он строго дифференцирует близких друзей и школьное окружение. С близкими дру­зьями можно обмениваться смс по мо­бильному телефону, а пребывание в Facebook позволяет оставаться в курсе школьной жизни, поддерживать отношения с теми, кто уже окончил школу, или с тем, с кем недостаточно хорошо зна­ком. Очевидно, что оба варианта существо­вания имеют глубокий смысл и не тре­буют постоянного пребывания начеку из-за неосторожного поведения в Сети: там меры предосторожности уже были при­няты [16].

Flickr (2.2-2.4)

Социальный сервис Flickr предназна­чен для хранения и дальнейшего использования фотографий и видеороликов. К каждой фотографии её хозяин может до­бавить различные метки, включая фами­лии людей, изображённых на ней. Пользо­ватели системы могут образовывать груп­пы по интересам, приглашать в группу других пользователей. А если в качестве меток используются фамилии, то можно легко найти фото человека, даже если вместо его фотографии в социальной Сети используется аватар. Поэтому в ка­честве меток следует указывать не пол­ные имена, а, возможно, просто имена или прозвища. В случае, если для места, где сделаны фотографии, определены точные координаты, то они иногда тоже добав­ляются в качестве меток. Но в связи с широким распространением селфи, луков и навигационных сервисов, указывающих координаты, рекомендуется на время съё­мок не включать навигационную опцию [17].

Google locator, I can stalk you, Foursquare  (2-2)

Целый ряд идентичных сервисов и сайтов — Google locator, I can stalk you, Foursquare, используя возможности тех­нологии Geolocation, определяют и фиксируют по GPS-координатам или по ме­таданным отснятой фотографии либо место, где была сделана фотография, либо местонахождение мобильного телефона, владельцем которого является ребёнок, и размещают эти данные у себя. И опас­ность состоит в том, что можно узнать места, которые ребёнок часто посещает. Более того, отмечая своё присутствие, ре­бёнок нередко указывает и координаты своего дома — таким образом, становит­ся известен его адрес. Чтобы сделать ин­формацию недоступной для незнакомых людей, пользователю необходимо изме­нить свои настройки.

Однако дети, как правило, не задумы­ваются об этом, и следует обратить их внимание на возможную опасность. Проблема может быть и в том, что они зачастую не знают, каким образом из­менить настройки. Дети нередко воспринимают своё общение в Интернете как увлекательную игру, не осознавая, на­сколько виртуальный мир связан с ре­альным. Рассмотрим возможный сцена­рий поведения заинтересованного лица, пользователя Foursquare. Он пришёл в некое место, зарегистрировался и обна­ружил, что в этом заведении уже нахо­дятся и другие пользователи. Посмот­рев список, он, к примеру, обратил вни­мание на фотографию девушки. Про­смотрев информацию о ней, он увидел список мест, где она отмечается чаше других пользователей, и получила (mayership) — «мэрство». В большинстве случаев, в зависимости от возраста, это будет дом, школа, вуз. Базовая информа­ция собрана, а дальнейшие действия — на усмотрение пользователя.

Instagram

Социальная сеть Instagram появилась в 2010 году первоначально как платфор­ма для обмена фотографиями среди пользователей Сети, но с тех пор раз­рослась за счёт подключения различных социальных медиа, включая Twitter и Facebook. В 2012 году она была куплена Facebook и начала стремительно наби­рать популярность. Компанией были объявлены новые правила обслуживания, позволявшие перепродажу прав на раз­мещённые фотографии. Но незамедли­тельная протестная реакция обществен­ности заставила новых владельцев отка­заться от публикации фотографий. При­ложения позволяют редактировать фо­тографии, снятые телефоном, и разме­щать их в Сети.

Всё выглядит вполне невинным. Но, как всегда, дьявол кроется в деталях. Как и в случае большинства социальных се­тей, при регистрации требуется учётное имя. В этом случае дети должны знать, что необязательно давать свои имя и фамилию, а следует заменять их псев­донимом, и уж ни в коем случае не сле­дует заполнять необязательные поля. Су­ществуют возможности настроек конфи­денциальности, ограничивающих доступ посторонних к просмотру фотографий, и, по аналогии с Facebook, незнакомец должен первоначально отправить зап­рос на получение доступа. Но известно, что любители сайтов свиданий и фото­графий «в бикини» регистрируются под вымышленными именами, выдавая себя за того, кем на самом деле не являются. Также известно, что настройки конфи­денциальности не являются полноцен­ной защитой. Существует возможность стать «последователем» (follower), что даёт доступ к содержимому даже после введённых настроек. Кроме того, если аккаунт соединён с Facebook или Twitter, необходимо проконтролировать на­стройки конфиденциальности и там. Кроме этого, надо твёрдо быть уверен­ным в том, что настройки у друзей так­же выставлены надлежащим образом [18].

Snapchat

Увлечение последнего времени, упоми­навшееся выше, захватившее молодёжь: это управляемая передача фотосообще­ний — приложение для смартфонов. Вла­делец смартфона может снять фото или видео, снабдить его текстом и отправить адресату, указав при этом время, через которое это послание исчезнет из теле­фона получателя. Спустя заданное время фото действительно как бы исчезает на­всегда. Этот сервис произвёл буквально революцию среди 13—25-летних, пересы­лая, по данным службы Snapchat, около 50 миллионов снимков ежедневно и по­зволяя, таким образом, «безопасно» об­мениваться временами смешными, а вре­менами непристойными посланиями. Дети фотографируются в классе, сидя в одиночестве или с друзьями.

Основная цель этого сервиса — весе­лье, шутки. Но дети начали использовать его и для неприличных посланий, не за­думываясь о возможных рисках. С помо­щью несложного поиска на Google мож­но легко узнать, как сохранить фото или видео без ведома отправителя. Можно сделать фотографию с экрана. Известно, что фотографии в Интернете не исчеза­ют, а, попав туда, остаются навсегда. Если подобные фото сохранены, а затем обна­родованы, это может нанести удар по се­мье, а репутация ребёнка может быть на­всегда испорчена.

Chatroulette

Сайт был разработан московским школьником Андреем Терновским. Его название возникло после просмотра фильма о вьетнамской войне, где герои фильма   – заключённые — играли в рус­скую рулетку. Главное его направление — общение между людьми всей планеты на основе вэб-камеры, микрофона или про­сто печати с помощью клавиатуры. Люди соединяются случайным образом, выбор происходит среди подписчиков сайта. Первоначальная идея и быстрый рост популярности — от 500 визитов в день в течение первого месяца до 50 000 через месяц — привели к тому, что теперь 35 000 человек могут связываться напря­мую в каждый момент времени. Однако созданный с добрыми намерениями сайт начал использоваться отдельными посе­тителями с неблаговидными целями.

Примерно один из восьми участников соединения предстаёт обнажённым, де­монстрируя себя либо своё участие в сек­суальном акте. Университет Колорадо даже разработал программу, позволяющую различать лицо, глаза, кожу. А далее про­грамма определяет, не ведёт ли себя пользователь перед камерой ненадлежа­щим образом, и позволяет блокировать изображение. Любопытно, что для реше­ния этой проблемы потребовались спе­циальные технологии, не известные ра­нее: анализ движущегося изображения, полученного с вэб-камеры. Ранее суще­ствовавшие программы работали со ста­тичными изображениями высокого раз­решения [19]. Но технологии развиваются, возникают новые сервисы, молодёжь их осваивает раньше других. И хорошо бы в структуре образования иметь службы, которые исследовали бы новые сервисы с позиций возможных угроз и информи­ровали бы заинтересованную образова­тельную общественность.

Как поступать с родителями и родителям

Исследования показывают, что роди­тели представляют собой довольно инертную, сложную для работы группу, обре­менённую синдромом «не мой ребёнок» и не желающую прилюдно признать* соб­ственную недостаточную компетентность в проблеме «ребёнок и Интернет» [20].

Школам необходимо постоянно прово­дить разъяснительную работу с родителями, привлекая их к участию в решении возникающих проблем. Как уже было ска­зано ранее, препятствием в этом вопросе зачастую является «технологический раз­рыв» поколений — дети знают и умеют гораздо больше, чем их родители. В этом случае можно посоветовать родителям обратиться к ребёнку с просьбой научить пользованию тем или иным сервисом.

В последнее время многие родители в Великобритании, США регистрируются в тех же социальных сетях, которые посе­щает их ребёнок. Это позволяет отслежи­вать, как ребёнок ведёт себя в Сети, с кем общается. Но эффект от этого можно по­лучить только в случае доверительных отношений с ребёнком и собственного разумного поведения. Получивший новое звучание термин — «helicopter parent» — «родитель-вертолёт» — обозначает роди­теля, который сверхактивно контролиру­ет жизнь своего ребёнка. Поэтому дети находят способы противостоять подоб­ному родительскому контролю: исключают родителя из списка друзей или реги­стрируются в Сети под вымышленным именем, которое становится известно только его друзьям. А теперь ещё и переключаются на мессенджевые сервисы типа Whatsapp, о чём говорилось ранее.

Основной тезис, который требуется донести до родителей: необходимость по­строения доверительных уважительных отношений с ребёнком. Только во время спокойных бесед и разбора примеров можно привлечь внимание ребёнка к про­блеме.

Литература

  1. Богданова, Д.А. Цифровой гражданин: ответственности школы и родителей / Д.А.Богданова // Дистанционное и виртуальное обучение. — 2013. — № 7. — С. 95-109.
  2. Богданова, Д.А. Образовательные парадигмы в цифровую эпоху / Д.А.Богданова // Problems of computer intellectuaiization. — Sofia. С/о Jusautor . — 2012. — С. - 274-279.
  3. Богданова, Д.А. О хранилищах образовательных ресурсов и е-безопасности (на примере Австралии и Великобритании) / Д.А.Богданова // Information models of knowledge. — Киев: София, 2008. — С.113—118.
  4. Богданова, Д.А. Слабое звено / Д.А.Богданова // Дистанционное и виртуальное обучение. — 2012. — №3. - С. 68—76.
  5. Livingstone, S. Risks and safety on the Internet. The perspective of European children. Full findings. LSE, London, Щ U Kids Online / S.Livingstone: http:// eprints.lse.ac.Uk/27052/1 /ComparingJDnfineJRisksJLSERO). 2011.
  6. Богданова, Д.А. Внимание — Интернет / Д.А.Богданова, А.А.Федосеев // Открытое образование. - 2010. - № 2. — С. 89-99.
  7. Там же.
  8. Богданова, Д.А. Какой он, сегодняшний школьный сайт? / Д.А.Богданова // Дистанционное и виртуальное обучение. - 2012. — № 5. - С. 50-60.
  9. Social Networks: A Parent's Responsibility, http://sociaHyactive.com/social-netjworks-a-parents-responsibility/
  10. Богданова, Д.А. В Интернет — с широко закрытыми глазами / Д.А.Богданова, А.А.Лисицына // Дистанционное и виртуальное обучение. — 2011. - № 2. — С. 117-125.
  11. Березина, Н.Л. Об опыте обучения детей Интернет-безопасности / Н.Л.Березина, Д.А.Богданова // Информатика в школе: прошлое, настоящее, буду­щее (Всероссийская научно-практическая конференция, Пермь, 2014 (в пе­чати)).
  12. Богданова, Д.А. Молодёжь переходит на мобильные приложения / Д.А.Богданова // Новые информационные технологии в образовании. — Екатеринбург, 2014 (в печати).
  13. mobiiemarketingmagazine.com
  14. http://www.tyntec.com/press/press-reieases.htmS
  15. http://www.mobileyouth.org/stats-and-fac
  16. Богданова, Д.А. Цифровой гражданин: ответственности школы и родителей / Д.А.Богданова // Дистанционное и виртуальное обучение. — 2013. — № 7. — С. 95-109.
  17. Богданова, Д.А. О подготовке и повышении квалификации педагогических кадров по вопросам интернет-безопасности / Д.А.Богданова // Образова­ние — 2012: Педагогические основы разработки и использования элект­ронных образовательных ресурсов: Междунар. науч. конф. (Минск, 24-27 октября 2012 г.). - С. 36-40.
  18. Там же.
  19. Moore RJ. Chatroulette is 89j Percent Male, 47 Percent American, And 13 Percent Perverts». TechCrunch 2010, Marcft, 16.
  20. Богданова, Д.А. Слабое звено / Д.А.Богданова // Дистанционное и вирту­альное обучение. — 2012. — № 3. — С. 68—76.

Комментарии:
Оставлять комментарии могут только авторизованные посетители.